Алексей Толстой: разочарование

Когда я беру книгу в руки я всегда боюсь, что автор разочарует меня. Как раз это и произошло в данном случае. Именем повести «Аэлита» названа даже литературная премия, но почему Алексею Николаевичу дана такая честь за это произведение?

Признаться честно, я ожидал большего. Хотя… Обвинить Алексея Николаевича в больших технических огрехах я не могу. Но почему-то не оставляет ощущение недосказанности, скомканности. Ощущение не большого повествования… Словно я не прочитал «Аэлиту», а посмотрел фильм по «Аэлите». События сменяют друг друга очень быстро, и по большей части текст носит описательный характер – а что касается мотивации марсиан, то мне вообще так и осталась непонятна их цель восстания. И главный антагонист какой-то… Он даже не картонный, он туманный. Вот надо убить землян – значит будем их убивать. А зачем, для какой цели? Понятно, Алексею Николаевичу нужен был конфликт, да тут ещё трагедия запретной любви удачно нарисовалась. Но это выглядит так топорно, что я остался недоволен.
Вначале, когда первая половина повести носит описательный характер, всё было ещё неплохо. Вот два главных героя – со своими характерами, предысторией. У каждого – внутренний конфликт. Подробнейшие описания марсианского пейзажа, войн, зверей и всей окружающей обстановки. А потом – как отрезает. Все куда-то бегут, все стреляют, землян – убить, вся власть советам и всё такое прочее. Складывается впечатление, что Алексей Николаевич всё же вспомнил, что книга должна содержать идейный посыл и хорошенько сдобрил её агитпропом. Но сделал это так некрасиво, что я морщусь от этого как от кислого яблока. Получилась какая-то пародия на агитку в лице Гусева. Да и действия, неподкреплённые мотивацией (да, я повторяюсь) приводят к мысли, что Толстому просто в не хватило времени, он оказался в цейтноте.

Увы, сама Аэлита не тянет на главную героиню. Она выписана хоть и достаточно подробно, но почему-то возникают вопросы. Видимо, автор дал подробности не там, где надо. Плюс, надо понимать, главное действие выписано не вокруг неё, а вокруг свершающейся революции, который руководит Гусев, и вагиностраданий командира экспедиции Лося. Да и паре главных героев в виде землян, даны такие имена, что постоянно спотыкаешься, силясь понять, кто из них действует в данном отрезке текста. Вместо «Лось» всегда хочется прочесть «Лосев», а с учётом того, что больше половины букв в таком случае начинает совпадать, то тормоза во второй половине текста, когда начинается динамика, встречаются через каждые три страницы.

Пожалуй, единственный, в чём А. Н. Толстой был хорош, так это в том, что первый начал писать фантастику о т.н. прогрессорах, коими, по сути, явились земляне. Да и сюжет в некоторых деталях, и частях композиции стал предтечей «Часа быка» И. А. Ефремова. За это, да, ему можно отдать должное. Да и в части придумывая новых фанатстических веществ автор был впереди планеты всей – «яйцо» землян двигалось на порошке «ультралиддит», который, всё же имеет унаучное происхождение. Это было задолго до адамантия, вибраниума и прочей ереси.

Здесь Толстой был хорош только тем, что был первый во многих моментах. И не более.

Ещё интересного: