А ну его…

…этот роман, о котором я так горомогласно заявил в начале ноября. Хех, тут дело даже не в том, объёме, который я грандиозно поклялся выдать к новому году. Я понял, что этот роман мне просто неинтересен.

Ну, вначале меня отвлёк нервяк на работе, который просто выбил из колеи. А когда я вернулся к тексту, то сначала ощутил некий ступор, а потом и вовсе потерял к произведению интерес. Мне, как Станиславскому, хочется сказать «не верю», причём не верю я самому себе. Как говорит один литературный сенсей, «герои вырезаны из настолько толстого картона, что скрипят при передвижении». В общем, мотивация персонажей, логика их мира стали загадкой даже для меня. Поэтому бросил я енто дело.

А ещё — я не думал об этом вымышленном мире. Если в процессе написания истории о Яне Погорельском в голове рождались целые сцены, причём даже не текстом, а картинками, отрезками фильма, то здесь в голове не рождалось ничего. Я так не умею писать: придумывать то, чего нет, мне нужно писать о том, что есть, пусть даже оно «есть» только в моей голове.

В общем, надо что-то другое писать. А что — не знаю. Задумки есть, даже картинки в голове есть. Но — посмотрим. Хорошо, что я не записался ни один марафон.

Такие дела.

Ещё интересного: