Откуда взялись анекдоты? Несерьёзная история вопроса

Дело было давно, даже очень. Можно сказать, давным-давно. В Греции, точнее, в Древней Греции появились… анекдоты! Ах, не зря А. П. Чехов устами героя твердил, что в Греции всё есть. Вот и с анекдотами так: нигде ещё не было, а греки уже имели (и как они умудрялись так подсуетиться, уже и не понять за древностью времён). Но неразумные греки эти так и не сумели оценить, что это за штука, и стали называть анекдотами неизданные произведения (глупо дело!). Потом другие умники типа итальянца П. Браччиолини (VI в. н.э.), француза Рабле и немца Паоли, видно, сообразив, что греки перемудрили, решили поправить дело, но у них тоже ничего не вышло. Представляете, они начали писать коротенькие новеллы и легкие шуточные рассказы «фацеции», которые будто бы напоминают анекдоты! А народ во всём мире голодал в ожидании, когда появятся настоящие! Долгонько пришлось ждать, однако… Ну, да ничего: наступил наконец благословенный XVIII век, и Россия-матушка, устав ждать, взялась за этот вопрос сама. И анекдоты пошли-посыпались самые что ни на есть всякие и разные: и исторические, и бытовые. Словом, на любой вкус. Эх-ма, раззудись, плечо, размахнись, рука! Вот тут-то, наконец, и началась потеха. Как анекдоты настоящие пошли, так крепостное право и века не продержалось, а потом разгулявшийся народ ка-а-ак жахнул по властям революциями — от них только мокрое место осталось. Во какая сила в юморе! А дальше жизнь пошла в стране и вовсе, как сплошной анекдот, то со страшилками, то с кукурузой, то с «нАчать» и «углУбить». Как заметили это учёные, стали «репу чесать», думу тяжкую думать… (не сразу опять так ж таки, а ужО опосля того, как с генетикой да с кибернетикой разобрались: одну признали лженаукой, другую — продажной девкой империализма. Или наоборот, да и какая разница, главное, вывод был сделан, государям по всей форме доложЁн. Ох, умеют у нас задуматься накрепко, испокон веку так повелось, ещё с той поры, как Илья Муромец на печи пролежал… почитай тридцать годков, да и чуток более, кажись!). А и было отчего задуматься: как бы это народное явление анекдотское, неизбывное изучить, как понять его, коли власти спрашивают: каково же с ним управляться? И стали те учёные мужи считать-подсчитывать, про кого анекдоты сочиняются. Считали-считали, за полсотни никак не вышли. Утомившись от подсчётов, принялись они записывать для памяти, кому народ анекдоты посвящает, да и властям заодно уж показать, что не зря хлеб жуют. А они ж такие, эти учёные, им всё по полочкам надо, да чтоб пронумеровано было (за то им степени да звания дают, а от них почёт да уважение). Вот, глядите сами, как они героев анекдотских прописали на своём, запривычном им учё-ё-ёном языке:

1) представители народов и этнических категорий (ну, не грех ли людей категориями обзывать?! Тьфу, да и только…): русский, американец, француз, англичанин, немец, болгарин, китаец, негр; грузин, чукча, еврей, украинец (ну, вот! Племя Мумбу-Юмбу опять забыли);

2) герои фильмов: Чапаев, Петька, Анка; Штирлиц, Мюллер; Шерлок Холмс, Ватсон; Чебурашка, крокодил Гена и др. (что за «др» такой, нешто простым смертным неведомый научный термин?);

3) исторические лица — политические деятели, их жены и любовницы: Ленин, Крупская и Инесса Арманд; Дзержинский, Сталин, Берия; Брежнев, Хрущев; Клинтон и Моника Левински (ахти, Господи, а Екатерина Великая, матушка, где ж затерялася, а и кудЫ ж супостат Григорий Распутин подевался; а почему ж поручик Ржевский нигде не фигурирует, не исторический он, что ль?);

4) представители социальных структур, носители социальных ролей: муж, жена, любовник, начальник, секретарша, профессор, аспирант (ка), студент (ы), Вовочка, учительница, милиционер (ы), прохожий (тоже мне, социальная роль — прохожий!).

Поглядели на свои списки учёные, поохали, посокрушались и поняли-решили, что анекдот у народа не отнять, уж больно он живуч: ни песком его засыпать, ни камнями закидать. И стали тогда распридумывать, к чему приспособить: долго думали, прикидывали, меж собой советовались, перешёптывались, переглядывались. А потом с духом собралися и властям сообщили: «Анекдот выполняет ряд важных функций». Уж мне этот учёный язык… хучь бы с Котом в Лукоморье, что ходит по цепи крутой, обсудили, что да как… Так нет, своевольничают, упрямцы. А всем от того страдай! Вот и власти от того прямо аж в обморок повылетали. На них водичкой прыснули, платочками помахали, они поднялися, да и говорят:  — Что за что такоЯ?! Кто позволил, кто разрешил?! Ну-ка, быстро советников наших позвать, перевод с этих жутких функций учинить да вывод надлежащий сделатИ. Советники прибежали, с учёными пошептались, бумаги прочитали, вздохнули глубОко и запричитывали горько, глаголя, чтоб не велели их казнить, а велели слово молвить. И долго-предолго властям объясняли, что этот самый (ох, прости, Господи) анекдот уж так помогает в общении и взаимопонимании (а то! Кто бы сомневался); душу успокаивает (как посмеёшься над страшным и противным, так и полегчает); от пут избавляет (ему ж, анекдоту, по барабану все запреты); поиграть даёт (он же не рассказывается, а показывается). Вот тут советники и выдали главное: пущай народ играет в анекдоты! Осерчали было власти, а учёные с советниками им в ноги — бух! — и клянутся, что научный факт и ничего личного… Ну, да Бог с ними, с учёными, с советниками, с властями этими… Пускай сами разбираются. А мы давайте-ка лучше анекдоты травить! Кто о чём, а я о любимой работе…

Примеры анекдотов (источник):

Сидели в кафе, никого не трогали, говорили о Пушкине…
— А что вы говорили о Пушкине?!
— Ну, что, обезьяна черножопая, чурка африканская, понаехало дикарей в Царское Село…

Ржевского спросили:
— Поручик, как у вас так удачно все с женщинами получается?
— Я их #бу — это сближает…

Я всегда влюбляюсь в мудаков. Так что, милый, гордиться тебе нечем.

Уходить с работы пораньше — плохая примета. Один вот ушел — развелся.

— Дорогая, ты спала еще с кем-нибудь, кроме меня?
— Нет, дорогой, спала я только с тобой, с другими мужчинами я бодрствовала…

Жене злится на мужа и говорит:
— Вы мужики — все козлы, чтобы затащить девушку в постель, вы способны на любую подлость!
— Ага, а переплюнуть их способны только бабы, решившие выйти замуж!

— Так мужики, у нашей Верки Карасевой прибавление в семье. Сдаем все по триста рублей и анализ на ДНК!

Я сейчас узнала, что когда шесть лет назад у нас умер попугай, папа незаметно его подменил.
Все бы ничего, но я недавно стала замечать, что у мамы волосы темнее, а сестра стала более вредной…

© Shkolazhizni.ru

Автор: Валентина Пономарева

Ещё интересного: