«Т-34»

Дайте мне больше огня! Я расскажу про лучший танковый фильм две тысячи восемнадцатого года!

Честно говоря, я немного завидую людям, которые смотрят фильмы просто так и получают от этого удовольствие. С некоторых пор профессиональная деформация заставляет меня рассматривать каждое художественное произведение под лупой, выискивать сюжетные дыры, яркие акценты, фактические ошибки, ляпы, речевые характеристики и прочее, прочее, прочее…

Послушайте, «Т-34» настолько хорош, что я просто диву даюсь. В футболе обычно говорят: сыграл как по учебнику. Так вот, перенося терминологию в работу с художественным образом, я могу сказать: фильм снят как по учебнику.

Начать тут можно с чего угодно. Вот возьмём антагониста – ну он же прекрасен, если так можно вообще говорить про антагониста. Он не карикатурен, как это часто бывает с фашистами в кино. Он зловещ, грамотен, опасен, страшен внешне, но в тоже время он и человек – у него есть слабости: азарт, тщеславие, честолюбие. Мы видим его вторым, с самых первых минут мы видим протагониста, а фильм между прочим, начинается с весьма динамической, сцены, с накала страстей и бушующей опасности. Тут же, в этой же сцене в зрителя пихают массу технических подробностей, терминов, всё это сопровождается хорошей динамичной музыкой и отличной игрой актёров, и даже я, смотря на фильм как продукт, верю происходящему.

Герои здесь хороши: слава сценарию, режиссёру и самим актёрам. Все действующие лица яркие. Второстепенные снабжены массой определяющих качеств, и что самое главное, речевыми характеристиками, что для той эпохи в условиях войны и огромной скученности мужчин разной национальности весьма важно. Самый яркий из второстепенных – мехвод Василёнок, иногда он даже затмевает Ивушкина. А Виктор Добронравов в этой роли – просто вылитый копия своего отца Фёдора, звезды «Шести кадров» и сериала «Сваты». Смотря трейлер, я даже порой думал, что что и есть Фёдор – настолько они похожи, голосом и внешностью. За подбор актёров я могу поставить твёрдую пятёрку.

Фильм хорош и структурно. Каждый эпизод снабжён мини-кульминацией и развязкой, что притягивает интерес и заставляет следить за происходящим. Фашуняги – страшные, но не демонически, и не карикатурно. Это – такие же люди, но готовые убить, физические крепкие и технически грамотные враги, а от этого только сильнее сопереживаешь героям.

Со стороны матчасти к фильму тоже весьма тяжело подкопаться. В разное время показана разная техника, и судя по всему, используются настоящие образцы. Тридцатьчетвёрки, пушки, пулемёты, немецкие «пэцэшки» и даже «Пантеры» – выглядят так, как и должны выглядеть, и покрашены так, как должны быть покрашены.

Хотя… Что это я пою дифирамбы? Фильм, при всей своей «хорошести», есть за что упрекнуть, но это не сильно убавляет ему очков. Есть не совсем понятные сюжетные ходы, некоторые, можно признать даже за провалы при определённой доле критицизма. Большой внезапностью я вижу встречу Василёнка и Ивушкина в концлагере. Пожалуй, это рояль в кустах и есть. Но оставить среди действующих лиц такого яркого мехвода, да ещё и аса – дорого стоит, и я как зритель прощаю это киноделам. Любовная линия – тоже, непонятно откуда возникла. Честно признаться, в условиях с перманентной угрозой для жизни, с огромным грузом ответственности за весь побег – ещё и влюбиться? Вижу в этом дань моде, куда же в современном кино без любви. Хотя это упрёк больше к зрителю, если без влияния на «нижнюю чакру» кино уже не заходит. Ну и шесть забытых снарядов в танке тоже выглядят… странновато. Боекомплект тридцатьчетвёрки показанной модификации – семьдесят семь снарядов, и в горячке боя можно было вполне обсчитаться. Но дать машину пленным и прежде не проверить отсутствие снарядов… Как не посчитать это за сюжетный провал? Впрочем, иначе сюжета не было бы вовсе. Ну и пробитие донной брони «Пантеры» осколочным снарядом выглядит вообще сказочным. Я, конечно, не специалист, но даже я сомневаюсь, что так вообще можно. Хотя выглядит, несомненно, эффектно.

И вот ещё что хотелось бы сказать. Некоторые считают, что фильм антисоветский. Ну, просто потому, что снят уже не в Советском Союзе, а в «капиталистической эрэфии», а значит льёт грязь на весь советский период истории. Судя по всему, фильмы, снятые в СССР о доблестных подвигах Нахимова, Ушакова, Суворова, Александра Невского – настолько антифеодальны и льют грязь на всю историю предыдущих периодов, что их все надо запретить одним махом. Ну, коммунистическим ортодоксам видимо невдомёк, что если в кино не поют дифирамбов Иосифу Виссарионовичу, то это не значит, что фильм можно придать анафеме. Преданность советской Родине пленные танкисты не раз и не два выражают словами («Я советский солдат, я давал клятву…»), а самое главное – действиями. Они не выказывают рефлексий, они безжалостны и настойчивы, а самое главное, они помнят, под чьим руководством они действительно находятся: «Девушка, наш начальник у Кремли!» И ещё в этой связи меня радует цветопередача фильма. Он насыщен красками, как вся наша жизнь – не с приглушёнными тонами, а так, как есть в реальной жизни. Да, отсутствие сомнений в своих действиях, отсутствие грязи, перманентной рефлексии и финальная безоговорочная победа советского солдата и его советского оружия могут вызвать лютые корчи у некоторых слоёв творческой интеллигенции. Впрочем, они не целевая аудитория этого фильма.

Фильм стоит смотреть. Он правильный со всех сторон.

В кинотеатры – бегом!

«Несокрушимый»

Грохочут снаряды отечественного военного блокбастера, а мне бы хотелось прежде рассказать про другой фильм, прошедший в прокате тихо. Это «Несокрушимый» режиссёра Константина Максимова.

В основу фильма положены вроде бы реальные события. Не смотря на этот факт, фильм достаточно далёк от оригинальной истории, и в саму картину, попадают только фамилии танкового экипажа и сам бой, ради которого фильм и затевался. Видимо, для красного словца, или для чего ещё, может быть в дань моде, создатели фильма меняют профессию, имя и пол приданного экипажу техника, превращая его в инженера-технолога и по совместительству бывшую жену командира, а также вводят между ними любовную линию. Более того, от киношных щедрот сюда ещё добавляется любовная геометрия. Авторы сценария воплощают чью-то, а может и свою, чистую отсебятину, и зачем это делается – мне не понятно.

Поскольку речь идёт не только о людях, но и о танках, техническую сторону вопроса обойти сложно. В основе истории – подвиг экипажа КВ-1, однако подразделение смешанное, с участием танков Т-34. Сложно сказать, бывало ли такое в действительности, если только несколько частей попадали в окружение и впоследствии собирались в одно соединение. Однако в фильме речь идёт не о прорыве окружения, а о наступлении фронта, и поэтому это смотрится неправдоподобно. Кроме того, на дворе сорок второй год, лето, и вместо тридцатьчетвёрок первой модификации на экране показывают Т-34-85 образца сорок четвёртого года. Такой ляп был бы ещё уместен где-то в шестидесятые, но на дворе две тысячи восемнадцатый год, а народ, любящий военные фильмы – технически подкован. Да и прочий технический антураж смотрится весьма странно: мехвод почему-то весьма толст и носит тельняшку, а механик и технолог ведут разговор о технических подробностях, известных по умолчанию – это так называемые разговоры о холодильниках: что и говорить, если инженер-технолог, устно описывая подробную техническую инструкцию в итоге резюмирует не конкретным результатом, а фразой «может кое-что получиться». Да и остальные разговоры тоже странные, например с одной стороны механы знают полную массу танка, с другой – не знают аббревиатуры «ТНВД». В попытке создать антураж создатели погнались за лишними подробностями и переборщили.

Ну и сцены пехотной баталии здесь такие… аляписто-штампованные. Фаши лезут на огонь автоматов как статисты, падают без звуков и стонов, на них не видно ран, а главные герои палят почти не целясь. Не хватает только стрельбы из-за спины, через задратую ногу, и пальбы назад не глядя.

Если делать вывод из предыдущих мыслей, то получается, что фильм, можно причислить к весьма редкому жанру «дизель-фентези», закинув его в один ряд с фильмами «Жаворонок», «Ярость», и дружининскими «Танками». Идея весьма патриотична и хороша, но правдивости – минимум, только там, где это будет добавлять антуража и не будет противоречить сюжету.

Но всё вышеперечисленное отнюдь не означает что фильм плохой. Есть его за что похвалить, и на мой взгляд по сумме временных отрезков, хорошего в нём больше чем плохого. Большая неудача – это первые двадцать минут фильма, дальше всё не так уж и плохо, но так много ляпов на таком маленьком отрезке времени я не встречал давненько. Если возьмётесь смотреть фильм – стоит пересилить себя, и пережить первую четверть фильма.

В нём нет «кровавой гэбни» от слова совсем. Даже когда главгерой остаётся в начале фильма один и без экипажа, ни один особист не приходит выяснять обстоятельства. Даже упоротый комроты сменяет гнев на обычную строгость, понимает свою неправоту и даже за свои, по факту, преступные действия не отправляется под трибунал. Мне кажется особистов тут явно не хватает, им тут есть чем заняться, и это не потому что я такой отъявленный либерал и мне не хватило невинно пролитой кровушки.

Доставляет удовольствие и компьютерная графика – она вписывается в фильм хорошо и выглядит по-настоящему. Может быть, это всего лишь из-за того, что я смотрел фильм на утлом экране смартфончика? Неправдоподобно выглядит лишь попадания выстрелов в цель: снаряды превращаются в трассирующие прямо у самой брони – и похоже это позаимствовано в голливудской «Ярости».

Танковые баталии выглядят весьма правдоподобно. Разговоры танкистов отлично создают антураж, и меня, как неспециалиста, заставляют поверить в происходящее. А уж фрицы на танках источают опасность везде, где появляются, да к тому же появляются сразу помногу.

Можно предположить, что идея фильма – это превосходство советской техники, но это отнюдь не так. Главная идея фильма – это подвиг и мастерство советского народа в условиях нехватки запчастей, дефицита кадров и сложной оперативной обстановки. Фильм – правильный. Он показывает, как ковалась победа – без лишнего пафоса и лишней восторженности, ковалась потом и кровью, без ненужной рефлексии и тяжкий моральных страданий.

Я не могу поставить киноленте высший балл, но однозначно могу рекомендовать этот фильм к просмотру. Это хороший и правильный фильм о войне.

С новым 2019 годом!

С новым годом! Поэтам и прозаикам — вдохновения и творческих успехов! Спортсменам — побед спортивных и побед над собой и без травм. Ну и всем: счастья, здоровья, успехов!

Го на семинар, не я создал

Неистовые и рьяные судари, а также ядрёные барышни, вожделеющие литературных успехов, но таковых не имеющие, остро нуждаются в литературных семинарах. Моё обещание рассказать о семинаре и ассамблее, как раз совпало с объявлением набора на семинар-2019, и этот пост будет точно полезен всем начписам, забредшим в мой уютный бложек.

Я категорически настаиваю на том, чтоб вы посетили семинар и ассамблею. Если вы начинающий, но нигде не изданный автор, или даже изданный, но самиздатник – пускай даже самиздатник по убеждению – посетить семинар просто необходимо. Неизданным это позволит научиться чему-то новому, изданным – улучшить и без того хорошие собственные произведения. Мероприятия проводятся в виде теоретических лекций по литературному мастерству, которые на этот раз проведёт двуединый Генри Лайон Олди, и практических занятий в двух группах под руководством того же Дмитрия Казакова и Дарьи Зарубиной. При этом практикум состоит из двух частей: разбора присланной работы (да, у вас должен быть законченный роман или законченная повесть) и разбора домашних заданий. И не думайте, что если ваша работа гениальна и все это признали, то домашки вы можете избежать. Нет уж. Работать и терпеть!

Понятие не имею, как работает с курсантами Дарья. Про Дмитрийльвовича скажу: он выделяет общие или весьма значительные косяки в присланных текстах и на их основе выдает те самые домашние работы. Каждый текст он читает два раза, при этом первый раз у него ознакомительный, а второй – с разбором, где он ставит заметки, вычисляя логические, стилистические, орфографические, логические ошибки и ошибки из разряда «когда автор не провёл фактчекинг», хз как их назвать. К обсуждению работ привлекаются все участники семинара, поэтому важно внимательно, это ключевое слово, прочитать каждый текст. Я, например, по каждой работе писал мини-рецензию и тоже «баловался» заметками – если сделаете также, вам это будет в плюс. Хм, может быть, внутри вас спит успешный критик и вы способны дотянуться до славы Белинского?

Что полезного там можно узнать? Ну, например… Как начать произведение, чтоб зацепить читателя с первых строк? Как заставить читателя поверить в написанное: как показать, что страх был всеобъемлющ, закат – красив, кулебяка – вкусная, а секс – крышесносный? Что делать, если от диалогов хочется зевать? Что делать, если как Лев Толстой, опоздал к раздаче точек? Почему конфликты героев неубедительны? Почему «скобки должны умереть» ©? И это только то, с чем вы поработаете в качестве домашней работы. А ещё прочие семинаристы и сам мастер выдадут вам массу замечаний, с которыми придётся поработать в свободное от семинара время. Будете на семинаре – просите у всех файлы с заметками, а если их нет – записывайте в тетрадь. И работать! Работать и терпеть!

Да и вообще у Казакова весело. Благодаря встроенному артистизму и чувству юмора он раскачивает своих подопечных, а в некоторые моменты на занятиях происходит такая ржака-обоссака, что порой всей группе становится стыдно. Ага, к нам так один раз пришли и попросили не смеяться, иначе занятия по английскому в соседней аудитории оказывались под угрозой срыва. Ну и в другой группе семинара тоже были не рады. Хотя нам было пофиг. Я вам гарантирую, что как минимум один из семинаристов отожжёт на занятии нипадецки, и всё учебное здание будет сотрясаться от гогота.

Честно сказать, мне пока не довелось проверить полученные практические навыки, хотя прошло уже четыре месяца. Что-то пока не клеится с романом. Пожалуй, мне его нужно продумать в голове, а потом записывать.

Скажу вот ещё что. Семинар и ассамблея хороши ещё тем, что вы получаете огромнейшим бонусом живое общение с писателями. Почитывать инста-бложики самиздатников и начписов, конечно же, хорошо, но это вряд ли заменит разговор в кулуарах с хорошим писателем. А уж если соберётесь на ассамблею, то там вас ожидает громаднейшее количество научно-популярных лекций в окололитературной среде (и в четверге тоже), и просто море неформального общения с творцами и книгоделами. И да, пьяного неформального общения тоже. Это не пропаганда если что, используй ЗОЖ как острый нож. Ну а потом с ними можно задружиться в Пейсбуке. Это вообще интересное место – писательские соцсети, пишешь кому-нибудь камент, а там с тобой Чекмаев согласен. О_о Или Владимиру Перемолотову, чью книгу ты читал в детстве под одеялом, подсказываешь название фильма. О_о

Поэтому, если вы надумали ехать, то берите исправный ноутбук с длинной зарядкой, чувство юмора и фотоаппарат, Петербург же, ёмаё!

Кого заинтересовало – двигайтесь по ссылке www.fantassamblee.ru, чекайте правила и записывайтесь на семинар.

О Фантассамблее – теперь без коня

Как и обещал вчера, снова пишу про ассамблею.

Тотальные неудачи в прозаическом деле вынудили меня так поехать за дополнительным образованием на романный семинар при Санкт-Петербургской Фантастической Ассамблее, каждый год проходящей в августе. Как я уже писал, в феврале целых две рукописи были отправлены в десять издательств, но уже тогда я понимал, что шансов издаться у меня чуть меньше, чем никаких.

Рукопись одобрили, я оплатил – и августе как штык присутствовал в точке дислокации семинара.

Ну, с самого начала было как-то… странно, что ли. Заходишь – и сразу в глаза бросается группа людей, мило беседующих между собой: они гоготали на весь холл гостиницы. Честно говоря, здесь я немного стушевался, или даже не знаю как это назвать. Были странные чувства: судя по увиденной сцене, мероприятие будет в том числе с большим количеством людей, знакомых друг другу. Как бы вообще не оказаться единственным новичком, прибывшим туда, где ему не следует находиться. Ну, куда деваться, я зарегистрировался, получил бейдж и стал ждать, а милые хохочущие женщины, как позже выяснилось, оказались Натальей Витько aka Мегана и Ириной Кучеренковой aka… А вот чего там aka я не знаю, её литературного псевдонима я чёта не запомнил.

Весьма интереснейшая сцена предстала мне потом. К ним подошёл спортивного мужчина. Его волосы были забраны в хвост, он был интеллигентен и весьма спортивен, и к тому же в том возрасте, в котором, без сомнения, можно привлекать женщин абсолютно любой возрастной категории. Он что-то шутил про незнание испанского, и рассказывал, как в перчатках и со скальпелем препарировал чью-то книгу на каком-то семинаре. После чего Мегана однозначно высказалась: «Какой ты всё-таки злой», и мужчина, не прибегнув даже к намёкам рефлексии, это подтвердил. «Злой?» — подумал я? Э-хе-хе, злых-то вы не видели, а этот мужчина – ну просто душка! Я сразу же догадался что это один из мастеров практики, а кто: Дмитрий Казаков или Роман Арбитман – мне было сложно понять, мне почему-то непросто опознать людей по фото, если фото видел мельком и пару раз, и я очень хотел, чтоб это был Казаков – его «злость» на самом деле была лишь преподавательской строгостью, которую никуда не денешь, если хочешь действительно ему-то научить людей. Ну а скальпель – это всего лишь артистизм. Куда вы денете артистизм у талантливых людей? Вообще, руки так и тянулись к смартфону – залезть на сайт фантассамблеи, открыть фото и всё-таки узнать, Казаков это или нет, но сидящая рядом весьма скромная и тихая барышня, как позже выяснилось из группы Арбитмана, не дала этого сделать: мне было как-то стрёмно в наглую сравнивать фото и человека прямо при свидетелях. Поэтому я запустил на телефоне «Сокровища Монтесумы» и стал играть. И да, это оказался Казаков.

В общем-то считаю, что мне повезло. Заниматься у Казакова – весьма полезно, интересно, и весело. Чего только стоит его рассказа о четырёх составляющих романа – он сравнил эти составляющие с ножками стула, и этим самым стулом он махал над головой аки хоругвью. Ну а ржали мы постоянно, по-доброму подкалывая себя, друг друга, и мастера. Но повезло мне не только из-за веселья. Когда я услышал о том, какие задания давал Арбитман в качестве домашней работы, я понял, что… Ну, может быть и выполнил бы, но они бы точно гарантировали мне бессонные ночи. А тут я ещё умудрился спать, и даже было немного свободного времени, я смог ходить по магазинам и даже попасть в приключения по спасению бабушки от американских шпионов.

Ну в общем, разобрали меня безжалостно (читай здесь). Хочу сказать, что во многом по существу, хотя некоторые вещи до сих вызывают у меня удивление, мастер увидел в книге то, чего там нет. Хотя за тем накалом кретинизма, что я от души запихнул в роман, можно было ещё и не такого разглядеть. Моей ошибкой, конечно же было послать на разбор вторую часть истории, где от всего повествования осталась по факту только боёвка. А там глядишь, вдруг рекомендовали бы к публикации! (шутка, но не совсем). Что удивительно: некоторые люди, прочитавшие разбор от мастера, весьма удивлялись, как такой разбор вообще можно написать! Якобы после такого отпадает вообще тяга к писательству. Смею заверить, мне не привыкать получать такие разборы и пока эта тяга не пропала. Но ведь они не видели мой текст – это их оправдывает.

А за семинаром была и сама фантассамблея, где писателей, критиков, издателей и прочих книгоделов можно увидеть вживую, познакомиться с ними, и даже, что характерно, побухать! Впечатлений оттуда – немного. Ну за тем лишь исключением, что вся эта книжная интеллигенция с большой неприязнью относится к фразе «не читал», вместо этого предпочитается эвфемизм «не знаком с текстом». Ну да, для них не читать – это позор, положение и профессия обязывает знакомиться с текстами. Хех, теперь этой фразой я пугаю книгоделов на Фейсбуке. Не то, что бы я не читаю вообще ничего, но мои вкусы весьма специфичны, практически как у больного ублюдка.

Ещё поразили леса под Питером. Такой кондовой Руси в волгоградских степях не увидишь – а там лес полон чудес. Смотришь в ельник – и через три метра от опушки тьма охватывает деревья всей своей густотой.

Ну а люди? Люди прекрасны и удивительны. Весьма поразила Яна Матвеева, автор лучшей работы из всей нашей группы, всё мероприятие проходившая в кедах и рокерской тужурке, а потом заявившая, что всё это время она хотела надеть платьишко. Или Алёна – весьма яркая и страстная женщина с рыжим огнём волос и изящными предплечьями (жена не читай), источающая столько эмоций, что хватит на десяток человек.

Вот такие дела.

Люди, книги, мероприятия – прекрасны!

«Этот год был трудный…» ©

Ну, может, и не трудный, но насыщенный — это точно.

Люди итоги года подводят, я тоже буду.

Вначале года я отправил свои романы в десять издательств. Результатов закономерно не было, но я надеялся до самого августа — а вдруг. Но никакого «вдруг» не произошло.

С футболом я тоже завязал в этом году. Моя команда распалась — долги перед чемпионатом, людское разгильдяйство вынудили меня закрыть клуб. Сам было сунулся в клуб «Рос», но старая травма дала о себе знать — после тренировки острая, словно зубная, боль пронзала колено. Я понял, что до добра это не доведёт и бросил это дело. Хотя — футбол это отличное занятие для тех, кто хочет повысить ловкость, реакцию, выносливость, да и просто похудеть. Из доступных мне видов спорта остался только велосипед.

Весну я провёл в литературе. В подготовке к семинару Петербургской фантассамблеи. Прочёл пять романов, и один из них, я надеюсь, скоро увидит свет. Нет, это не мой роман.

Начало июнь-июль снова прошёл под знаком футбола. Я был на чемпионате мира по футболу, и это было классно, друзья мои. Ходил в фан-зону, фото с иностранцами, в поддержку Исландии делал «huh» на трибунах.

Август снова был литературным. Семинар и сама ассамблея — это что-то феерическое, скажу я вам. По итогам, я писал пост, но это всё же был не совсем адекватный пост. Мне кажется, я только к декабрю по-настоящему понял, все свои настоящие впечатления за эти две недели. Может, даже но НГ я успею черкануть по этому поводу.

Практически не разбирая чемоданов — промежуток между отпусками составил всего полторы недели — я махнул в Сочи. И завис там ещё на две недели. Сочи встречал нас дождями, дорогим такси, штормами и диетической кухней в пансионате. А под конец я так устал отдыхать, что хотел побыстрей вернуться на работу. Путешествия — штука всё-таки не из лёгких, хоть и приятная.

После путешествий пробовал писать рассказы — получалось какое-то фуфло. Понял что это не моё. Начал роман — тоже не пошёл. В общем, наверное примусь за литературный труд теперь не раньше января.

Ну и блоггинг. Меня, как я понимаю, почитывают,  а значит, вроде как, занимаюсь этим не зря.

Посмотрим, что будет в 2019 году. Есть подозрения, что он будет менее насыщенным на события, но продуктивным, во всяком случае в литературном плане.

Впереди новый год — мой любимый праздник.

Ну и суровую пролетарскую ёлочку вам.

Нехватка эротики в организме

Бертрис Смолл, «Память любви».

Да, а вы думали суровые фантасты не читают книг, где на обложке рыжие бестии, подставив шею, вожделеют поцелуя от горячего брюнета? Читают, и ещё как. Я вообще всеяден: от исторического материализма до лютейшего порно.

После того, как я в своём блоге начал выкладывать обзоры прочитанных книг, остановиться уже трудно: каждый текст я разбираю по запчастям вне зависимости от того, насколько титулован автор. А уж, когда текст вовсе «ниочень», остановить внутреннего критика невозможно вовсе. Да и после романного семинара на Петербургской Фантассамблее, где я ещё немного поднаторел и в части критики, и в части самого написания текстов, количество вещей, на которые я обращаю внимание, увеличилось вдвое.

Но прежде чем я начну разбор книги, хотелось бы сказать, что качество статьи в русскоязычной Википедии об этом авторе такое же, как качество её текстов и качество переводов на русский язык. Более того, прочтённая мною книга вовсе не упоминается в русскоязычном перечне изданий.

Ну начнём.

В общем-то, книгу мне посоветовали, как качественную эротическую прозу. И эротики есть у неё. Должен сказать, что роман начинается весьма забористо, я бы даже сказал по-мартиновски: с постельной сцены между матерью и отцом главгероини, за которой наблюдает она сама, пребывая в возрасте пяти лет. Ну а дальше, эротики ждать приходиться достаточно долго, вплоть до замужества, но первые шестнадцать лет протагониста-женщины по имени Ронуин просто опускаются, как ненужные – собственно из всей её прежней жизни важен только начальный эпизод книги. Хотя нет, важен и ещё один эпизод, но об это позже. На самом деле описание «любовий» трудно сделать нешаблонным и несмешным. У Смолл достаточно хорошо получается в большинстве случаев, причём что характерно, чем качественней любовник Ронуин, тем качественней и описание постельной сцены. Но и тут не обошлось без эвфемизмов, вызывающих ор выше гималайских гор. Почитайте же их, они прекрасны: «Он ворвался в Ронуин, как в завоеванный город, и она пронзительно вскрикнула, когда его орудие пробило тонкую перегородку», «…но не потом, когда муж постоянно вонзает свое любовное копье в ее ножны…», «…воскликнул Эдвард, лаская створки раковины, скрывавшей ее сокровища», «…вонзая истомившееся орудие в её глубины», «— Предпочел бы, чтобы ты забавлялась моим [мечом], — лукаво усмехнулся Эдвард», «…но ты должна без страха смотреть на копье, которое поразит тебя», «Теперь подержи мешочек, в котором заключены драгоценности каждого настоящего мужчины», «Ронуин затрепетала, когда язык коснулся ее влажных тайн», «…орошая семенем мой потаенный сад…», «…язык коснулся затененной расселины у входа в ее тайный сад…», «Он рассмеялся, увидев, как хмельное вино ее экстаза окрасило перламутром розовую раковину», «И знай, жена, сегодня я так и пылаю похотью, как молодой козлик!». Пожалуй, эротика – это одно из двух, что хорошо получилось у Смолл.

Вторая хорошая вещь в этой книге – сюжет. Он интересен, и вместе с тем достаточно прост, но не примитивен как черенок от швабры. Действие романа разворачивается на фоне действительно существовавших исторических событий: на дворе тринадцатый век, гремит восьмой крестовый поход, отец Ронуин – Ллевелин ап Грифид, последний валлийский монарх лавирует между нуждами Уэльса и Эдуардом Плантагенетом. Кстати говоря, не смотря на тот факт, что отец главгероини – действительно существовавшее лицо, сама она – персонаж вымышленный. Ей и её родному брату отводится роль бастардов, рождённых Ллевелину некоей изгнанной дворянкой, и тем самым они удачно вплетаются в историческую ткань. Да и локации здесь все исторические: вот тебе и Шрусбери, и Акра, и Карфаген, и Лондон. Вымышленными остаются только скрытый ото всех город Синнебар и крепость Ситрол, и да, похоже Смолл позаимствовала это название у средства для очистки промышленных труб.

В общем-то на этом, всё хорошее в этой книге заканчивается. Но всё хорошее напрочь убивает техника исполнения. Описания – сплошь назывные. Ни оттенков эмоций, цветов, вкусов. Смолл пытается создать антураж диалогами, но это выходит очень странно. Здоровенные куски текста в итоге не двигают сюжет, в то время как характеристику героям вовсе не дают. Да и вообще тут с диалогами какая-то беда: стиль речи героя не зависит ни от социального происхождения, ни от возраста, ни от ситуации, ни от пола – разве что окончания глаголов меняются. Кроме прочего персонажи разговаривают о холодильниках, и о холодильниках думают. А ещё Смолл пытается поговорить о холодильниках с читателем, от раза к разу повторяя здоровенные описания одежды, доспехов, и хозяйственных забот. А уж рояли тут расставлены за каждым кустом, дубом, травинкой и даже вон за теми овцами. И это я ещё не упомянул прыгающий фокал, хотя такое ловят вообще единицы, да и кому он тут нужен, если в тексте и так творится адский ад. Жаль, что я не имею привычки пропускать неинтересные куски текста, но вот после таких эпизодов, хочется, как тот кот из мемасов, орать «А-а-а!» и спрашивать: «Какого чёрта? Ну, в целом?»

Ах, да! Оказывается, в этом романе есть антагонист! Но мы это узнаём где-то после прочтения процентов пятидесяти текста. И то, поначалу понимаешь, что описывается эпизод-то важный, но почему Ронуин не вспомнила его раньше? Потом антагониста вспоминают ещё один раз, а активно действовать он начинает только к концу, когда от текста остались рожки да ножки. Хотя первое появление этого человека в жизни главгероини является травмирующим, то тень этого человека должно ходить за ней до самой её смерти! Но куда там! Он не является к ней ни во снах, ни в галлюцинациях, ни просто образами из памяти. Да, она могла не помнить его в целом, но отдельные черты: запах, голос, взгляд, борода, какие-то характерные черты в повадках или в одежде… Или это, быть может, я хочу сделать этого человека антагонистом, а такового в книге не предполагается?

И ещё мне хватило некоей перчинки, что ли. Почему её брат действует столь прямолинейно? Он описан как слащавый тонкий да звонкий менестрель, но ни намёка на радужные прелюбодеяния. Он пускается в путешествие за сестрой в Синнебар, и честно, я до последнего ждал хотя бы намёка на запретную тягу друг к другу. Но нет. Братан нашей героини вообще возникает из ниоткуда, и уходит потом в никуда, такое ощущение, что нам показывают громадный рояль в кустах, процентов на тридцать текста.

А тут ещё и переводчик постарался. Ко всему вышеперечисленному, он от своих переводческих щедрот добавил аллитераций и весьма оборотистых оборотов. Боже, кто-то вообще проверял его работу?

Честно признаюсь, бросил бы книгу, если б не обещанные постельные сцены, да и сюжет зацепил. Но постоянно не покидало ощущение, что читаю работу начписа, отправленную на семинар. Постоянно тянуло сделать пометку. Скажу прямо: добыл книгу пиратским способом и ничуть не стыдно, потому что отдавать деньги за такое качество не желаю. Бертрисс Смолл в литературе с 1969 года, а скончалась – в 2015м. Эта книга выпуска двухтысячного года, и мне страшно представить, какого качества были её тексты тогда, в эпоху сексуальной революции. Или Смолл вообще не работала над качеством своих работ?

Хочется обратиться к редакторам. Э, алё! Почему вы пропускаете в печать такую откровеннейшую бабуйню? Так называемые женские романы ругают, но почему-то весь негатив относят к жанру, но дело ведь не в нём. Написать можно что угодно, но когда антагонист задвинут куда-то на в отхожее место, а текст сырой как женская раковина любви в оргазменных судорогах, жанр тут не причём. Сюжет напрочь убит техникой, а ведь по книге можно было бы снять и полный метр, и мыльную оперу, и при большом желании она могла бы стать намного популярнее приключений тех самых Грея и Анастейши. Не могу рекомендовать эту книгу, впрочем, можете читать на свой страх и риск.

Стонут деревья по ве́тру…

* * *
Стонут деревья по ве́тру,
Белым гудят провода.
С мёрзлым и жёстким приветом
Снежностью стонет зима.

Тихо. И в омуте белом
Слышно стенание льда.
Звонко в лицо то и дело,
Белым смеётся зима.

Сыпят пушистым приветом
Белые муфты ветвей.
Вновь преумножило света:
Видно белей и ясней.
20/12/2018

Отказное письмо

Под отказным письмом понимается официальный документ, который выдается аккредитованными организациями компаниям коммерческого сектора экономики о том, что тот или иной товар или услуга не нуждаются в декларировании и сертификации.

Документ носит справочный характер и касается обычно только каких-то конкретных наименований продукции.

Виды документа

Все отказные письма можно условно поделить на две разновидности:

  1. предназначенные для торговых компаний;
  2. предназначенные для таможни.

При этом по своему смыслу они практически ничем не различаются.

Единственное серьезное отличие заключается в том, что таможенные службы требуют письма, которые выдаются от имени Министерства промышленности и торговли.

А вот если отказное письмо требуется для иных целей (например, для того, чтобы повесить на стенд в магазине для информирования покупателей или предоставить заказчику товаров для справки), его может предоставить запрашивающему предприятию практически любая аккредитованная на выдачу таких бумаг организация.

Как получить отказное письмо

Для того, чтобы получить отказное письмо, фирма, которая в нем нуждается, должна отправить в аккредитованное учреждение специальный запрос-заявку. В нем следует указать, в отношении какой продукции требуется справка и для каких целей она нужна.

Кроме того, для отказного письма потребуется предоставить некоторые документы, в которых указать информацию общую для всех:

  • название организации,
  • ее реквизиты (ИНН, КПП, ОГРН и т.д.).

Если речь идет об отказном письме для торговых предприятий, то нужно к заявке приложить:

  • описание продукции;
  • характеристики продукции;
  • код ОКП (если он есть).

При необходимости получения отказного письма для таможни следует предоставить:

  • описание товара;
  • контракт;
  • инвойс;
  • код ТНВЭД (при его наличии).

Сколько действует документ

Срок действия для такого рода документов законодательно не установлен, так что любое полученное отказное письмо действительно вплоть до момента включения изменений в «Единый перечень продукции, подлежащей обязательному подтверждению соответствия» или до того, как на отмеченные в письме товары вступят в силу технические регламенты.

В некоторых случаях, правда, прописывается крайняя дата действия документа: чаще всего на практике она равняется одному году.

Платно или бесплатно

Аккредитованные организации выдают данный вид документов за определенную плату.

Она зависит от количества наименований продукции, по которым требуется сформировать отказ. Как правило, стоимость письма не превышает трех тысяч рублей, а делается оно в срок не более одной недели.

Кто может получить отказное письмо

Отказное письмо выдается любым представителям бизнеса: юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, а вот частное лицо получить отказное письмо не может.

Следует отметить, что владельцем того или иного отказного письма может быть только одна организация, передавать его третьи лицам не следует, учитывая тот факт, что для них оно автоматически утрачивает законную силу.

Обязательно ли получение отказных писем

Данный вид документации относится к разъяснительным бумагам, т.е. носящим справочный характер. Это значит, что наличие отказных писем не требуется для продажи товарно-материальных ценностей.

Точно также, если товары не подлежат обязательному декларированию и сертификации, то и таможня не станет настаивать на предоставлении регламентирующих документов.

Иными словами, отказные письма необходимы только тогда, когда кто-либо из представителей бизнеса изъявит на это собственную волю.

Имеет ли право вторая сторона договора требовать наличие отказного письма

Поскольку наличие отказных писем является правом, а не обязанностью организации, никто не вправе требовать от нее этого документа. Однако, если такой пункт включен в договор между сторонами, то, во избежание разногласий с партнером или заказчиком, как и все другие условия данного соглашения, его следует выполнить.

Составление отказного письма

На сегодняшний день отказное письмо не имеет унифицированного образца, так что составляться оно может в произвольной форме, исходя из того, как видит данный документ аккредитованная организация, которая его выдаёт. Главное, чтобы бланк по своей структуре соответствовал нормам делопроизводства и правилам делового документооборота.

Кроме того, следует иметь в виду, что в бланке отказного письма должны содержаться и некоторые обязательные сведения. В частности, к ним относятся:

  • наименование организации, выдающей документ, ее контактные данные;
  • название компании, которой он требуется;
  • исходящий номер письма и дата составления;
  • суть послания, а именно информация о том, что в отношении названного в запросе от предприятия продукции или товара не применяется сертификация и декларирование.

При этом перечень товаров, по которым составляется одно отказное письмо, практически не ограничен.

Отказное письмо

Оформление бланка

Как к оформлению письма, так и к его содержанию, законодательство не предъявляет никаких особенных критериев. Иными словами, документ может быть написан на фирменном бланке организации или на простом листе бумаги.

Важным условием является наличие на документе подписи ответственного лица (при этом использование факсимильных автографов, т.е. отпечатанных каким-либо образом, не допускается), а также сведения о его должности. Также бланк должен быть заверен печатью учреждения, которая будет свидетельствовать о подлинности документа.

После оформления отказное письмо обязательно должно быть зафиксировано в журнале исходящей документации организации, которая его сформировала.

Передан документ может быть разными способами:

  • лично в руки заявителю, если он найдет время для личного посещения аккредитованного учреждения;
  • через Почту России заказным письмом с уведомлением о вручении;
  • через курьерскую службу.

«Мне сегодня тридцать ле-е-ет!..» ©

Впервые эту песню Юрия Клинских я услышал, когда мне было двенадцать лет. Мне тогда было меньше лет, чем прошло с тоот времени. Я стоял у тумбочки, на тумбочке играл радиоприёмник, и я понял, что совершенно не представляю, что будет в мои тридцать. И вообще, эта песня будет популярна в мои тридцать, её не стрёмно будет поставить на банкете?

К семнадцати я сформировался как личность, и ощущение, что мне семнадцать не покидает меня до сих пор.

Все какие-то итоги подводят к тридцатнику, тоже, что ли, что-нибудь подвести?

Ну, начнём с того, что из глубины молодости тридцать видится какой-то страшной цифрой. С лысиной, пивным пузом, одышкой на второй ступеньке и категорической нестоямбой. Ну, миновало, и это не особенности организма. Это просто я молодец.

Что я достиг к тридцати?

Ну, я написал два романа и много стихов. Стихи, похоже, пока получаются лучше, но всё же мне трудно оценивать самого себя, ведь все люди очень субъективны к себе. Ну, а романы эти… Накал идиотии, конечно, в них не меньше, чем в тех произведениях, обзоры на которые я тут выкладываю. Однако два романа — это вам не лыжи курить, многие и одного-то не дописывают.

А ещё я побыл футболистом-любителем в команде, созданной мною же. Опыт, скажу я, интересный. Футбол — моя любовь и боль. Играл бы и дальше, если б не травма и не людское разгильдяйство. Думаю, что я когда-нибудь ещё поиграю.

А знаете, какая у меня есть заветная глупая мечта? Устроить товарищеский матч по футболу среди писателей России и Бразилии. Не, ну а чо? Я об этом думаю лет с шестнадцати. Меня, правда пугают, что уровень бразильских любителей сравним чуть ли не с нашей первой лигой, но я сильно сомневаюсь. Два месяца упорных тренировок — и мы их порвём. Если что, опорник в русской команде уже есть.