Вояка среднего звена

Редкий случай, когда сиквелы могут держать планку предыдущих частей. На мой взгляд, «Вояка среднего звена» — самый мощный из первых трёх романов цикла . Роман не просто держит планку, он её завышает. Мне кажется, что герой сильно возмужал, укрепился как личность, но дело не только в этом. Автор смог сделать третий роман максимально динамичным, клифхенгеры – фу, какое мерзкое слово – максимально выпуклыми, а опасности – максимально суровыми.

Порадовало, что Равуда отошёл на второй план. На самом деле непонятно, почему его не отдали под трибунал после драки в казарме во второй части. Его бы вряд ли расстреляли, конечно, но целая центурия свидетелей могла бы всё подтвердить. Или просто Егор не подал рапорт, или как это положено в ВС Гегемонии? Ведь он намеревался вернуться, а значит нужно было максимально использовать возможности по устранению врага. Мне кажется, в четвёртом романе Равуда должен обрести некоторую иную ипостась и напрямую использоваться против Егора более могущественными силами, ведь и Егор, судя по всему тоже переходит на качественно новый уровень. Но тут «будем почитать».

 Да и говоря о трибуналах, уже и в этом романе Молчун мог спокойно отправиться под арест после стычки в джунглях Бриа. Кстати, вопрос: если браслеты фиксируют успехи, то почему они не фиксируют и промахи? Те же драки между владельцами браслетов и нападения на своих?

Продолжая тему браслетов, хотелось бы спросить: браслеты участвуют в мелкой бюрократии центурии? Насколько я знаю, в ВС РФ начиная на уровне командиров рот ведутся некоторые журналы по учёту личного состава, учёту оружия и т.д. Устами Егора автор ничего не говорит о подобном, но и не упоминает, что система, куда встроены браслеты, как-то учитывает это автоматически. Понятно, что ВС РФ и ВС Гегемонии – разные вещи, но я так понимаю, что-то ведь бралось за аналог? Конечно, в условиях, в которые попал Егор, не до бюрократии, он с ней просто не успел ознакомиться. Но как я понял, его даже не ознакомили с подобной необходимостью.

Приём «Возвращение в разрушенную локацию» весьма порадовал. И напомнил всем известный шутер «Call of Duty». Дмитрий Львович вряд ли играл в такое, но метод использовал. Хотя, зная товарищей из «Activision», они могли и сами подсмотреть этот приём где-нибудь. Но у автора получилось вполне «по-шутерному». Взять хотя бы момент, где Егор протискивается между двумя стенками. В играх такие моменты вызывают приступы неконтролируемой клаустрофобии, ну а писательское мастерство Дмитрия Львовича рисует не менее выпуклую картинку, от чего клаустрофобия меня застала и при чтении романа.

Так же видно, что автор несколько «прокачался» в тактике перед написанием текста. Во всяком случае, поведение Егора как командира роты и отдаваемые приказы не вызывают вопросов.

А вот моя любимая матчасть… Да-а-а… Тут опять твориться что-то непонятное.

Сперва под мою горячую руку опять попался станок. Автор ещё в прошлой книге упоминает некую «рабочую поверхность», но откуда она у станка – мне не ведомо. Рабочая поверхность есть у верстака или стола, а у токарного станка – две бабки, и станина, которую Дмитрий Львович перекрестил в «базу» уже в этой книге. Да и ремонт глушителей, вызвал очень большие сомнения. Зачем они в автоматах Гегемонии, где для выстрела не детонирует порох – не понятно. Какое пламя или шум глушит это устройство? Да и потом, разве можно так обходиться с глушителем? Вообще это достаточно точная деталь, с неуказанными квалитетами не грубее восьмого. А тут они вообще представлены как куски ржавых железяк. Ну и ещё: зачем они тут? Глушитель нужен для ДРГ, а в центурии Егора нет ДРГ. Скорее всего они подчиняются напрямую командованию когорты и пользуются когоротской оружейкой.

Ну а потом пошло-поехало. Самолёты тридцатилетней давности – это конечно интересно. Фишка в том, что как раз в восьмидесятые годы, и даже чуть раньше, конструкция боевых самолётов перешла на новый этап – интегральную компоновку, и остаётся такой до сих пор. Сможет ли автор отличить, например, СУ-27 более чем тридцатилетней давности от СУ-35 две тысячи тринадцатого года, ведь различия в их корпусе минимальны? Вот СУ-57 действительно выбивается из этого ряда обводами крыльев, но вряд ли Дмитрий Львович имел его ввиду, когда писал данный текст.

Ну и дальше по мелочи. Фраза «…а вот сверла толстые, по бетону…» выглядит несколько странно, так как свёрла по бетону отличаются не толщиной, а твёрдосплавной напайкой. Потом называет подгузники памперсами – ну это как называть копиры ксероксами, если вы понимаете, о чём я. Затем почему-то отделяет спецназ от ДРГ («таким вооружают даже не части специального назначения, а диверсантов»), хотя войсковой спецназ как раз и занимается диверсионной работой. Ну и в довершение автор приводит целый абзац, где описывает как зачищать и соединять провода – хотя целевая аудитория данной книги, я думаю, представляет, как это делать.

Не обошлось и без опечаток: «снайперы или снайперы», «Я очень сокучился».  В одном месте пропущены кавычки в имени собственном «…раздевал ее под песню Lady in Red…». В другом глаз резанул повтор: «Автомат болезненно уперся в брюхо, рюкзак болезненно ударил по затылку». Над фразой «высвободил собственную конечность» я люто хохотнул, да и конечности там ещё упоминаются через две или три страницы. Ну и англомусор, как же без него: «…у Макса — бунтующего тинейджера…»

И кстати, про Макса. Здесь уже моё субъективное читательское ИМХО. Видно, как персонаж взрослеет и становиться серьёзным. Плюс некий ореол загадочности делает своё дело. В будущих книгах для него хотелось бы больше «экранного времени». Да и честно признаться, на хипстера он перестаёт быть похожим уже давно. Он выглядит скорее, как романтизированный гопник, что ли, или что-то в этом роде. На хипстера больше похож Билл, судя по тем репликам, что он издаёт: про демократию и тирана-Путина.

Остаётся только вопрос: как Макс понял, что Егор проворачивает собственные дела? Это внезапная телепатия или мы что-то не знаем про Макса? Тут же дело простое: получаешь приказ и идёшь его выполнять. А что там надо найти – секрет. Разве так не может быть в армии? Поэтому эпизод с «бунтом на корабле» выглядит весьма странным. Надо – значит надо, ведь вы помните фразу из повести «В окопах Сталинграда»: на фронте ничего не знаешь, кроме того, что вокруг тебя происходит.

Ещё пару слов хотелось бы сказать о Фагельме. Точнее о том, как по тексту расставлены признаки её предательства. Я стал подозревать её, когда она потащила Егора заниматься любовью. И полностью убедился в своей правоте, когда на Егора навели сексуальный морок. Когда в тексте упомянули, что Фагельма сняла ботинки – было уже всё понятно. Только есть один момент: текст пишется от имени Егора, а значит он «видит» и замечает тоже, что и читатель. Однако протагонист почему-то до самого последнего момента не может выстроить туже логическую цепочку, что и читатель. А протагонист, который соображает медленнее читателя, может выглядеть для аудитории не всегда привлекательно. Это претензия не конкретно к автору данной книги, это встречается во множестве книг, когда подсказки разбросаны то тут, то там, а ГГ безжалостно тупит.

Что я хочу сказать в итоге. Роман действительно очень хорош, хоть и не обошёлся без огрехов. И как без них, если в тексте просто изобилие событий, а редактор для самиздата – вещь весьма дорогая и не всегда окупающаяся. Что нас ждёт дальше? Дальше, я чувствую, будет не менее интересно, захватывающее и вотэтоповоротно. Автор оставляет читателя с отвисшей челюстью и вешает клифхенгер на целый роман.

Что нас ждёт впереди?

Posted in Блог писателя, Читательское.