Матрица: Воскрешение

Двадцать два года назад первая Матрица изменила мир: она создала новую мифологию, породила канон новой вселенной, заставила ещё раз испугаться войны против машин и навсегда покорила сердца миллионов землян. Четвёртая часть этой франшизы не оставила от духа старого фильма и камня на камне.

Я, однако, вовсе не согласен с тем, что фильм категорически плох. В нём есть очень много интересных находок нового мира: война машин против машин, программы-друзья и машины-союзники, разросшийся город людей и продолжающийся технический прогресс. Нравится Киану Ривз, который в пятьдесят семь лет умело играет семидесятилетнего старика. Неплохо обыграна самоирония, цитирую фильм: «Уорнер браззерс» сделают новую «Матрицу» и без нас», «Матрица – это метафора капиталистической эксплуатации».

Но всё остальное, за что мы любили «Матрицу» — исчезло. Нет фирменного зелёного светофильтра – и если это ещё можно оправдать визуальным различием между новой и старой Матрицей, то где всё остальное? Где фирменное слоумо, задавшее моду на двадцать лет вперёд? Где специфический саундтрек? Почему в фильме почти нет игры с отражениями? Одна сцена не в счёт… Почему, в конце концов, первая половина фильма такая медленная и непонятная, а вторая – такая же непонятная, но чрезмерно быстрая, и напихана событиями так, что монтаж похож на рекламную склейку?

Злодеи, честно признаться, второсортные. Ботов сложно испугаться: они прут как зомбаки на пулемёты, что, впрочем, и есть правда, а герои косят их как в дешёвом шутере. Новый Смит – не брутален, не харизматичен, щекаст и вообще похож на нашего Понасенкова: того и гляди, как запоёт, как наденет красный фрак, как пойдёт щёголем! Новый Архитектор – вообще странный тип: как на духу излагает принципы нового мироустройства, хотя ещё не повержен и должен хотя бы держать марку, сохраняя принципы в тайне. Да и вообще, уж он-то, как главный антагонист, должен скрытым до самого конца – до финальной битвы в финальном фильме.

Да и главный герой остаётся смазанным. Мы смотрим «Матрицу», цепляясь за Киану Ривз в роли Нео. Но разве Нео – протагонист? Готов поспорить, что изначально так и задумывалось, но на эту роль он подходит слабо. В самом начале мы «подключаемся» к нему через «пожалейку», но далее он не меняется. Да, Томас Андресон вспоминает кто он, но Нео так и не развивается до своих прежних способностей, и уже тем более не превосходит их – а ведь протагонист должен как-то измениться к концу фильма. Похоже, что главный герой – Тринити ведь, следуя канону, она – новый избранный, и именно она меняется, приобретая навыки изменения Матрицы «под себя». Но в то же время и нет: у неё отсутствует внутренний конфликт, впрочем, как нет его и у Нео: его сны, и галлюцинации – лишь отголосок конфликта внешнего. Да и составным протагонистом их назвать сложно: как пара они не меняются, не конфликтуют, не выходят на какой-то новый уровень отношений.

И это, что называется «по-крупному». По мелочи здесь можно найти всяких нестыковок и вопросительных моментов. Почему в сцене с мойщицей окон Нео – лыс? Для чего в новой Матрице дублировать сцену из первого фильма, если она ни на что не влияет и повисает, будто ружьё Бондарчука? Кто эти «старые знакомые», почему они все на одно лицо? И это лишь то, вспомнилось сразу.

В общем, «Матрица» уже не та. Она всё ещё жива, но стать культовым фильмом, как первые три, ей уже не светит. Интересные находки размазаны по целому ряду непрофессиональных моментов, уничтожающих всё положительное. «Матрица: Воскрешение» останется проходным боевичком, как говорят, «Категории «B», годным для разового просмотра с попкорном и чипсами.

Posted in Блог писателя, Зрительское.