«Мы с Тамарой ходим парой»

«Осенние визиты», С. В. Лукьяненко.

Где бы ещё я увидел лесбийский секс молодых двойняшек, секс втроём с мужчинами-близнецами, задавленную педофилию, основанную на застарелых комплексах и очень много убийств? Только у Лукьяненко! Сергей Васильевич вообще охоч до раздачи всяческих половых извращений своим персонажам – за это мы его и любим, не правда ли?

Но не сексом единым. Хотя и им тоже. Готовиться экранизация «Осенних визитов», и автор говорит, что среди прочих его книг данный роман самый лёгкий для постановки, хотя я бы так не согласился. С точки зрения технических средств – возможно, но вот актёрская самоотдача здесь должна быть на высшем уровне, особенно в местах, касающихся обнажёнки и интимных сцен. А учитывая, что все они важны для сюжета, необходимо, чтоб актёров удовлетворил малый бюджет съёмочной группы. Да и помимо этого – у Лукьяненко характеры прописаны весьма детально, а фишка «мы с Тамарой ходим парой» увеличивает работу как минимум вдвое.

Впрочем, роман не лишён недостатков. Как я уже сказал, персонажи прописаны хорошо, но за исключением одной маленькой детальки – диалоги: все персонажи разговаривают одинаково. Иногда посланник власти начинает изображать Сталина и копирует и его речь, вспоминая былые появления, но иное было бы странно – у того особенности речи стали притчей во языцех. Немного странным мне кажется поведение подростков, на мой взгляд, им малость не додали смекалки, а финальный эпизод, где упоминается, что дети не столь хитры, чтоб придумать какой-нибудь тактический приём, связанный со временем встречи, как-то умаляет умственные способности двенадцатилетних. Внезапно появившаяся способность посланников чувствовать друг друга и знать произошедшее мне кажется роялем в кустах. Альянсы везде упоминаются как «альянсы», хотя я знаю, как минимум, один синоним, который можно было употребить, например, в прямой речи.

Ну и финальный эпизод с убийством одного из пацанов – тоже оставляет вопросы. Лукьяненко уверяет, что намеренно писал сцену так, осталась загадка: убит посланник или прототип. Но вот в чём загвоздка… Герой-писатель оказывается в этой сцене с талантом телепата, и вспоминает, что прототип не смог бы совершить убийство – но в той сцене, где мальчик и посланник говорят об этом, не было никого, кроме них двоих. В общем, всё, за что обычно ругают начписов, в книге представлено, и автору за это совершенно ничего не было, хе-хе…

Но надо признать, что книга доставит удовольствие, даже при наличии текстуальных багов. Сюжет острый, как бритва Суинни Тодда, а повествование полно внезапных сюжетных твистов. Да и сама идея двойников-посланников из ниоткуда, определяющая развитие человечества, неизбита и кажется оригинальной. Ну и немного ностальгии – антураж Москвы середины девяностых, такие лихие, ой, простите, святые времена…

В общем, если возьметесь за этот роман – наберитесь терпения. Там шесть двойных протагонистов, и один одинарный. Роман тяжёлый и длинный.

Но интересный.