Опасность внутри тебя

«Спутник», реж. Егор Абраменко.

Российская фантастика до сих пор остаётся насквозь вторичной. Защитники оной пытаются, было, возражать: мол количество основных сюжетов ограничено. Но постойте, даже и на этом поле деятельности можно снимать удачные фильмы. Удачные – это значит любые действия в фильме и его антураж подчиняются общечеловеческой логике, если иное не указано явно, и внутренней логике произведения, если того требует художественная правда.

Чёрт бы уж с ней, с актёрской игрой. На неё давно все забили болт – и у нас, и на Западе. Сделайте хотя бы так, чтоб люди вели себя естественно – взываю я к совести авторов! Но в этом фильме таковое невозможно. Персонажи в фильме регулярно нарушают личное пространство друг друга, подходят вплотную и шепчут. Почему они так поступают – непонятно. Чем это обусловлено? Наверное, это должно создать некую атмосферу таинственности. Вполне согласен. Если б это не выглядело тупой калькой с импортных фильмов. Господи, поработайте хотя бы над дикцией актёров – в этом фильме приходиться перебираться через звуковые дебри вне зависимости от громкости. Половина реплик так и ушла в никуда – хотя от этого ничего не изменилось. Вот тут я и задаю вопрос: а на кой они были нужны?

Сюжет выглядит некоей компиляцией «Чужого», «Венома» и «Формы воды», и с какой-то целью помещён в поздний Советский Союз. Для какой цели он туда помещён – для меня осталось загадкой, особенно если учесть, что герои ведут себя нелогично – ни с точки зрения собственных мотиваций, ни с точки зрения людей того времени. Конечно, я не жил в ту эпоху, но сдаётся мне, что так называемый менталитет тридцатисемилетней давности выглядел как-то иначе. Хотя нет, почему это сделано я понимаю, осталось лишь выяснить намеренно, так вышло или случайно. Впрочем об этом – потом.

Герои тут, конечно, да-а-а… Самым логичным здесь выглядит полковник Семирадов. Хотя, как – логичным… Врёт в отчётах, а зачем – непонятно. Заранее предугадывает как отреагирует комиссия и совершенно не понимает, что реальность может отличаться от его субъективного идеализма. Кое-где, да, проглядывает здравый смысл. Например, я полностью согласен, что кормить тварину приговорёнными заключёнными гораздо безопаснее – если уж вы хотите полностью её изучить. Только упоминание её исключительно в качестве оружия не совсем понятно. А если тварь пробралась к противникам на другой политический полюс? А если и правда пробралась, то в каком количестве? А они уже поставили её под контроль? Особь выжила в условиях разгерметизированного корабля, а также в открытом космосе, и сколько таких на орбите – никому не известно. Но Семирадов знает только одну сторону дела, а главная героиня, тов. Климова, продолжает вопить о убийствах людей – маньяков, педофилов, убийц… Причём не раз и не два. Хочет спасти Вешнякова – а зачем? Постойте, это всё выглядит как противодействие кровавой гэбне, которая ни жалеет никого, и всё, что её интересует – это оружие, власть и доминирование! Тут, конечно, ещё можно понять Вешнякова, он хочет выбраться, хочет увидеть сына, но разве он не понимает, что не может контролировать симбионта? А вдруг симбионт обманывает не только окружающих, но и самого космонавта – чтоб использовать тело как скафандр и просто начать экспансию? И сын станет лишь очередным ужином? Почему Климова не понимает этого? Она, как выясняется, ассоциирует себя с сыном Вешнякова, но здравый смысл заглушается субъективным идеалистическим бредом – мы сбежим, отделим, найдём способ… О том, что через пару километров вас настигнет ДПС и «покрошит в мелкий винегрет» ©, вы как-то забываете. Да, субъективный идеалистический бред бывает основной сюжета, но на каких основаниях она решает помочь бывшему космонавту? Что заставляет её проявить симпатию? Ах да, забыл: так по сюжету надо! А врач Ригель действует вообще в отрыве от логики и здравого смысла, и его сюжетная линия – это один сплошной рояль в кустах, и отрыв логики в угоду необходимых авторам фильма сюжетных поворотов.

Да, отдельно стоит упомянуть эту пародию на секретную базу, где разворачивается сюжет. Больше всего это походит на детский сад, а не на базу. Художнику-постановщику сходить хотя бы завод, даже не обязательно на военный – можно и на гражданский, и увидеть, что они и то лучше охраняются. Посмотреть, как выглядит забор, что это не сеточка, и как устроены ворота, и что их не возьмёшь на скорости тараном УАЗика – тут хотя бы танк нужен. Впрочем, сценаристу и режиссёру это невдомёк, и они бездумно калькируют то ли концлагерь, то ли такие же тупые поделки из американских фильмов. К этому я бы добавил, что охрана появляется только там, где нужно напугать зрителя или погибнуть, примерив роль статистов, и видеонаблюдение, которое появляется только там, где его нужно красиво, для антуража, взломать – причём один раз. Все могут взять ключи от любого кабинета. Спецконтингент почему-то выполняет хозработы, хотя должен сразу по прибытию рассован по одиночным камерам с полнейшей звукоизоляцией без окон, а режимные территории называются «закрытыми». Мне только одно непонятно – у вас там совсем консультантов не было?

Фильм заканчивается крайне глупо. Гибнут все, кроме Климовой. Всё, что они там проделали – было зря: побег, смерти, предательства… Комиссия из Москвы застаёт её прямо на поле боя, но для Климовой это как с гуся вода. О том, что она создала угрозу народной безопасности – ни слова. По логике вещей её ждёт суд и расстрел, но она без всяких препон усыновляет Вешняковского отпрыска, причём побочная линия с ребёнком в инвалидной коляске – не его, а её самой, Климовой. Выглядит это, конечно, странновато, и на сюжет работает слабовато – много ли поменяется, если убрать все эпизоды с Климовой-ребёнком?

Единственное, что в фильме сделано достаточно хорошо – декорации. Тут, если и можно придраться, то в мелочах. Но кого они интересуют, правда? Мы же людей спасаем – вопреки кровавой гэбне. Сейчас осуществим побег – и педофилов спасём, и Вешнякова, который о людях вокруг совершенно не думает – только о себе. Художественно фильм остаётся совершенно бесценен, а вот работу по очернению СССР он выполняет достойно, только мы это с вами проходили не один раз: сначала мы в художественном (это ключевое слово) произведении сделаем советских людей мразотой, припишем им преступления, а потом на основании этого будем обвинять настоящий Советский Союз. Впрочем, даже обвинять не обязательно: общий информационный тон закрепит в вашей голове нужные ассоциации, а корпус всего антисоветского вранья, пропихиваемого как стороны государства, так и стороны разных других людей, лишь подтвердит ваши убеждения. Причём я склонен предполагать, что режиссёр мог и не ставить себе такой задачи: бездумное копирование зарубежного, помещение современных персонажей в исторический антураж, личные убеждения и общий информационный фон при написании сценария делают своё дело.

И когда сервис «IVI» спросил меня, сколько я хочу поставить фильму, и честно поставил кол.

Кол вам в зад, граждане киноделы…