Блог писателя

Идущие на смерть приветствуют вас!

Послушайте, ну я как диванный эгзперд не могу не высказаться. Когда все ленты во всех соцсетях забиты белорусскими протестующими, омоновцами, батькой, каким-то новым для меня флагом, весьма похожим на польский — который некоторые уже поставили на аватар, пришла пора высказаться и мне. И я, перефразируя Оруэлла, хочу сказать: «Я не понимаю как, и я не понимаю для чего».

Начнём с «для чего». Что есть сейчас в республике Беларусь? Промышленность, рабочие места, бесплатная медицина и бесплатное образование, социальное обеспечение. При этом в стране сохранены советские предприятия — они развиваются и модернизируются. Наверняка, создаются и новые. Просто необходимо понимать, что любой протест лежит прежде всего в плоскости экономики, и если чего-то там не хватает, то чего? В сознании российского обывателя, Беларусь — это то, какой бы мы хотели видеть Россию, без коррупции, с чистотой, ухоженностью и порядком, заводами, рабочими местами… К этому надо добавить, что ни ранее, ни теперь, новостной поток так и не доносил до нас желания белорусской оппозиции. Если экономически всё гладко, что нужно более? Больше свободы для руки рынка? Так у вас и так капитализм, опомнитесь: частная собственность на средства производства уже отменяет социализм. Свободы слова? А о чём вести речь, если экономически всё хорошо? Или не хорошо — просто я чего-то не знаю? Правда, бело-красно-белые флаги неиллюзорно намекают на националистический поддекст, причём не в условиях национально-освободительного движения. Что происходит, когда нацисты приходят к власти? Южный сосед Беларуси вам всем подскажет. Экономика там явно не улучшилась, а национальная ненависть цветёт махровым цветом. Или вы считаете, что нет? Или вам-таки напомнить за Одессу?

А насчёт «как»… В чём смысл протестов? Свергнуть Батьку? Но мирным протестом его не скинуть — он не огорчиться как Горбачёв и не уйдёт сам. Тут нужно оружие — но вы его не берёте. И в тоже время наивно было думать, что в толпе не окажется идейных дураков, проплаченных ментами провокаторов, или проплаченных провокаторов от оппозиции. А скорее всего будут и те, и другие, и третьи: тем более, когда протесты не согласованы с властями. В условиях, когда «зачем» непонятно, существующее «как» выглядит не более чем массовым помешательством или даже суицидом. Позиция жертвы здесь не поможет: это не семейная психология, тут так не работает.

Единственная фраза, которой я могу как-то худо-бедно ответить на свои вопросы, звучит так: всё происходящее рассчитано лишь для накаления обстановки в стране, которую соседние или не очень государства будут использовать в своих политических целях: в угоду своему олигархату и ради националистической пропаганды.

Можем повторить?

Надеюсь, вы простите дерзость писать о таких вещах после двадцать второго июня — дня памяти и скорби. Но без привязки к дате посты в интернете, к сожалению, не работают, а я бы всё-таки хотел кое-что прояснить.

Да, я о пресловутом «Можем повторить».

Многие не любят этот лозунг, другие считают его абсолютно правильным, но здесь нужно разобраться.

Аргумент неправильности вида «Вы хотите повторить голод, холод, кровь и унижения», на мой взгляд, работает плохо. Тут надо начать с того, что советские оборонялись, а вышеперечисленные «прелести» принесли на нашу землю фашистские орды. Использование данного аргумента ставит национализм и фашизм на одну чашу весов, что в корне неверно, обвиняет советский социализм в агрессии и геноциде, причём к собственному народу, ну и дальше можно продолжить: «Сталин хуже Гитлера…» и т.д. и т.п. К сожалению, на данный момент, сторонников этого аргумента большинство.

Сторонники данной фразы обычно приводят фотографии аналогичных выражений на стенах Рейхстага, но и здесь необходимо учитывать некоторые моменты.

Во-первых, сегодня эту фразу ставят под схематичными изображениями двух пар гомосексуалистов. У одной пары — серп и молот и фашистская свастика, у второй — американские и русские флаги. Думаю, понятно, кто там актив и пассив? Надо ли пояснять, что гомосексуальные отношения как элемент унижения используется в средах уголовников, и некоторым образом данный контекст обесценивает и оскорбляет Великую Победу? Надо ли пояснять, что РФ и США — две капиталистические державы, а Великая Отечественная война была в том числе и войной против капитализма: нацизм его родной сын. Использование «можем повторить» в данном контексте — не что иное, как эксплуатация социалистических достижений капиталистической властью на основании нахождения на одной территории, элемент буржуазной пропаганды — который может быть применён в том числе и для агресси против других стран.

А во-вторых помимо желания повторить, нужно умение повторять. Да, я не сомневаюсь, что в случае агрессии со стороны, мы будем отважны как львы и свирепы как медведи, но одного этого мало. Число неслуживших в армии с каждым годом растёт, а НВП в старших классах нет. И очень немаловажный фактор — экономика. Современная война — война не только моторов, но и промышленных потенциалов. Советский союз смог победить не только благодаря доблести воинов, и но и благодаря работающим заводам и фабрикам. Как в случае агрессии мы будем себя защищать, если за тридцать лет капитализма большинство предприятий перестало существовать, а новые открываются в гораздо меньшем количестве? Как мы будем давать на гора продукцию, если главным критерием эффективности считается прибыль, а не качество? Как государство будет расплачиваться за продукцию, если в период повышенного спроса цены взлетят до небес?

Неприятие лозунга «Можем повторить» правильно по форме, но неправильно по содержанию — аргумент «повторение страданий миллионов» характерен для капитализма, но в социалистической системе он в корне неправилен — социализм не является агрессором. Здесь надо разграничивать понятия: мы не «не должны повторять», мы просто не можем повторить — мы сегодня просто не сильны на столько, на сколько были сильны наши социалистические предки. Фраза «Это не должно повторяться» не должна быть антонимом «Можем повторить» — они просто относятся к разному контексту. «Можем повторить» было актуально там, нацарапанное отвёрткой на закопчённой балюстраде немецкого парламента. Сегодня же большинство из нас живёт в другой системе ценностей, мы всё разобщены, находимся в другой экономике и просто не сможем сделать этого.

Фразе на Рейхстаге — верьте. Наклейке на машине — нет.

Опасность внутри тебя

«Спутник», реж. Егор Абраменко.

Российская фантастика до сих пор остаётся насквозь вторичной. Защитники оной пытаются, было, возражать: мол количество основных сюжетов ограничено. Но постойте, даже и на этом поле деятельности можно снимать удачные фильмы. Удачные – это значит любые действия в фильме и его антураж подчиняются общечеловеческой логике, если иное не указано явно, и внутренней логике произведения, если того требует художественная правда.

Чёрт бы уж с ней, с актёрской игрой. На неё давно все забили болт – и у нас, и на Западе. Сделайте хотя бы так, чтоб люди вели себя естественно – взываю я к совести авторов! Но в этом фильме таковое невозможно. Персонажи в фильме регулярно нарушают личное пространство друг друга, подходят вплотную и шепчут. Почему они так поступают – непонятно. Чем это обусловлено? Наверное, это должно создать некую атмосферу таинственности. Вполне согласен. Если б это не выглядело тупой калькой с импортных фильмов. Господи, поработайте хотя бы над дикцией актёров – в этом фильме приходиться перебираться через звуковые дебри вне зависимости от громкости. Половина реплик так и ушла в никуда – хотя от этого ничего не изменилось. Вот тут я и задаю вопрос: а на кой они были нужны?

Сюжет выглядит некоей компиляцией «Чужого», «Венома» и «Формы воды», и с какой-то целью помещён в поздний Советский Союз. Для какой цели он туда помещён – для меня осталось загадкой, особенно если учесть, что герои ведут себя нелогично – ни с точки зрения собственных мотиваций, ни с точки зрения людей того времени. Конечно, я не жил в ту эпоху, но сдаётся мне, что так называемый менталитет тридцатисемилетней давности выглядел как-то иначе. Хотя нет, почему это сделано я понимаю, осталось лишь выяснить намеренно, так вышло или случайно. Впрочем об этом – потом.

Герои тут, конечно, да-а-а… Самым логичным здесь выглядит полковник Семирадов. Хотя, как – логичным… Врёт в отчётах, а зачем – непонятно. Заранее предугадывает как отреагирует комиссия и совершенно не понимает, что реальность может отличаться от его субъективного идеализма. Кое-где, да, проглядывает здравый смысл. Например, я полностью согласен, что кормить тварину приговорёнными заключёнными гораздо безопаснее – если уж вы хотите полностью её изучить. Только упоминание её исключительно в качестве оружия не совсем понятно. А если тварь пробралась к противникам на другой политический полюс? А если и правда пробралась, то в каком количестве? А они уже поставили её под контроль? Особь выжила в условиях разгерметизированного корабля, а также в открытом космосе, и сколько таких на орбите – никому не известно. Но Семирадов знает только одну сторону дела, а главная героиня, тов. Климова, продолжает вопить о убийствах людей – маньяков, педофилов, убийц… Причём не раз и не два. Хочет спасти Вешнякова – а зачем? Постойте, это всё выглядит как противодействие кровавой гэбне, которая ни жалеет никого, и всё, что её интересует – это оружие, власть и доминирование! Тут, конечно, ещё можно понять Вешнякова, он хочет выбраться, хочет увидеть сына, но разве он не понимает, что не может контролировать симбионта? А вдруг симбионт обманывает не только окружающих, но и самого космонавта – чтоб использовать тело как скафандр и просто начать экспансию? И сын станет лишь очередным ужином? Почему Климова не понимает этого? Она, как выясняется, ассоциирует себя с сыном Вешнякова, но здравый смысл заглушается субъективным идеалистическим бредом – мы сбежим, отделим, найдём способ… О том, что через пару километров вас настигнет ДПС и «покрошит в мелкий винегрет» ©, вы как-то забываете. Да, субъективный идеалистический бред бывает основной сюжета, но на каких основаниях она решает помочь бывшему космонавту? Что заставляет её проявить симпатию? Ах да, забыл: так по сюжету надо! А врач Ригель действует вообще в отрыве от логики и здравого смысла, и его сюжетная линия – это один сплошной рояль в кустах, и отрыв логики в угоду необходимых авторам фильма сюжетных поворотов.

Да, отдельно стоит упомянуть эту пародию на секретную базу, где разворачивается сюжет. Больше всего это походит на детский сад, а не на базу. Художнику-постановщику сходить хотя бы завод, даже не обязательно на военный – можно и на гражданский, и увидеть, что они и то лучше охраняются. Посмотреть, как выглядит забор, что это не сеточка, и как устроены ворота, и что их не возьмёшь на скорости тараном УАЗика – тут хотя бы танк нужен. Впрочем, сценаристу и режиссёру это невдомёк, и они бездумно калькируют то ли концлагерь, то ли такие же тупые поделки из американских фильмов. К этому я бы добавил, что охрана появляется только там, где нужно напугать зрителя или погибнуть, примерив роль статистов, и видеонаблюдение, которое появляется только там, где его нужно красиво, для антуража, взломать – причём один раз. Все могут взять ключи от любого кабинета. Спецконтингент почему-то выполняет хозработы, хотя должен сразу по прибытию рассован по одиночным камерам с полнейшей звукоизоляцией без окон, а режимные территории называются «закрытыми». Мне только одно непонятно – у вас там совсем консультантов не было?

Фильм заканчивается крайне глупо. Гибнут все, кроме Климовой. Всё, что они там проделали – было зря: побег, смерти, предательства… Комиссия из Москвы застаёт её прямо на поле боя, но для Климовой это как с гуся вода. О том, что она создала угрозу народной безопасности – ни слова. По логике вещей её ждёт суд и расстрел, но она без всяких препон усыновляет Вешняковского отпрыска, причём побочная линия с ребёнком в инвалидной коляске – не его, а её самой, Климовой. Выглядит это, конечно, странновато, и на сюжет работает слабовато – много ли поменяется, если убрать все эпизоды с Климовой-ребёнком?

Единственное, что в фильме сделано достаточно хорошо – декорации. Тут, если и можно придраться, то в мелочах. Но кого они интересуют, правда? Мы же людей спасаем – вопреки кровавой гэбне. Сейчас осуществим побег – и педофилов спасём, и Вешнякова, который о людях вокруг совершенно не думает – только о себе. Художественно фильм остаётся совершенно бесценен, а вот работу по очернению СССР он выполняет достойно, только мы это с вами проходили не один раз: сначала мы в художественном (это ключевое слово) произведении сделаем советских людей мразотой, припишем им преступления, а потом на основании этого будем обвинять настоящий Советский Союз. Впрочем, даже обвинять не обязательно: общий информационный тон закрепит в вашей голове нужные ассоциации, а корпус всего антисоветского вранья, пропихиваемого как стороны государства, так и стороны разных других людей, лишь подтвердит ваши убеждения. Причём я склонен предполагать, что режиссёр мог и не ставить себе такой задачи: бездумное копирование зарубежного, помещение современных персонажей в исторический антураж, личные убеждения и общий информационный фон при написании сценария делают своё дело.

И когда сервис «IVI» спросил меня, сколько я хочу поставить фильму, и честно поставил кол.

Кол вам в зад, граждане киноделы…

Кома

Реж. Никита Аргунов.

В отечественной кинофантастике подчас возникают фильмы, проходящие без информационной накачки со стороны телеканалов и ангажированности министерствами. И иногда такие фильмы бывают достаточно хороши. Фильм «Кома» есть за что похвалить и есть за что поругать. Впрочем – обо всём по порядку.

Начать стоит с графики. Она здесь сделана довольно неплохо – впрочем, наши давно научились делать хороший визуал. Точнее даже не так. Они могут делать хороший визуал, если захотят. В плюсах явно яркость картинки и обилие компьютерных спецэффектов, но и тут есть одно «но». Фильм чем-то похож на голливудское «Начало», и вывернутость пространства наизнанку говорит об этом явным текстом. Впрочем, мир сновидений, наверное, после нолановской ленты сложно представить другим. И тут уже не знаю, кому адресовать претензию: художнику-постановщику или специалисту компьютерных спецэффектов, если это разные люди, конечно. Но графический ответ дан достойный, впрочем, ответы западу в этом случае всегда вторичны, и поэтому здесь явный минус.

Отдельно хотел бы упомянуть звук. В фильме очень много посторонних шумов – и все даны с явным усилением. Всё, что попадается в кадре, обязательно шумит, шуршит, щёлкает и делает много чего другого, на что в обычной жизни я бы не обратил внимания. На самом деле это бич российской кинофантастики, и зачем это делается, для меня остаётся загадкой – слышится неестественно, хочется поморщиться и заткнуть уши. Особенно в этом плане удивляет набивший оскомину звуковой штамп: когда каменное влажное шуршание сопровождает визуальные спецэффекты. Да, это смотрелось свежо в «Ночном дозоре», но простите, с тех пор минуло шестнадцать лет, а у вас что на экране?

Сюжет и мироустройство вызывают очень много вопросов. Для меня осталась непонятным, почему главврач, он же Ян, сумел захватить первенство в племени людей – ведь попав в практически первобытную среду это мог сделать самый маскулинный, то есть Фантом. Почему отряд идёт спасать Архитектора, и ради него гибнет солдат? Его ценность его в самом начале весьма фильма сомнительна, и даже Ян не объясняет её толком, лишь даёт пару туманных намёков – хотя из этого можно было сделать конфликт Яна и Фантома, но сценаристы забивают на это болт. Любовная линия прописана слабо – герои влюбляются друг в друга просто потому, что так должно быть, так нужно по сценарию – их нигде ничего не триггерит, не задевает, ни воспоминаний внутри мира воспоминаний.  Да и актёры не стараются – играют с каменными лицами, видимо и режиссёр задачи не ставит, и в сценарии так всё плохо написано.

Да ещё и непонятно, почему все пациенты оказались в мире грёз рядом? Почему Ян не пришёл в мир комы последним – ведь он был введён в неё после аварии с Архитектором? Почему в мире грёз – вдруг, совершенно внезапно – не оказывается ни одного англоговорящего, француза или мексиканца, ни одного азиата, ни одного негра? Авторы упростили задачу, но в результате мир стал более примитивным, а сюжет – простым, набитым штампами. В конце концов разнообразие людей должно было добавить красок в мироустройство, усложнить сюжет, добавить конфликтов, внезапных ситуаций, а кое-где даже и трагичности. Но только не российском кино. Киноделы упрощают задачу и идут по сугубо инженерному пути – решают известные задачи известными способами, но в художественном произведении это не работает, в результате чего фильм наполнен клише: и даже Архитектору, чтоб запустить собственные мыслительные процессы нужно одновременно прикоснуться к каждому виску двумя пальцами.

Финал картины мне показался странным. Главный герой, выбирая между собственным здоровьем, но средненьким положением в реальном мире с одной стороны, и комой, но величием в мире грёз с другой стороны, выбирает первое – но! – продолжает поглядывать на конвертик-приглашение от клиники где они с подругой чуть не умерли. Почему он, кстати, с ней остаётся – мне не ведомо. Своё согласие с приглашением от «комистов»-эскулапов он оправдывает тем, что его во-первых – похвалили, а во-вторых – пообещали много денег, а сожительница за это его чморит. Действительно, за чем же ещё бежать человеку, нужно бежать туда где его гнобят и не любят – собственно именно поэтому он и живёт с Флай. Наверное, он из когорты писхопатов-мазохистов или что-то в этом роде. Кто-то говорит, что про психопатов интересно читать или смотреть, но таки я вам отвечу: отнюдь. Кто видел психопатов в жизни, тому в кино не интересно.

Такое вот кино, абсолютно среднее и проходное.

Советский Человек-паук

«Лев Яшин. Вратарь моей мечты», реж. Василий Чигинский.

Футбол – это моя любовь и больна все времена. Фильмы про этот вид спорта я стараюсь не пропускать, причём я имею ввиду именно футбол, а не околофутбольные темы, вроде разборок фанатов или подковёрных интриг владельцев клубов. Меня всегда интересовал тема спортсменов: великих и не очень. Но фильм про Льва Яшина для широкой публики, к сожалению, прошёл незамеченным.

Может быть, от того, что вратаря здесь сыграл малоизвестный Александр Фокин, а не Данила Козловский или Александр Петров? Впрочем, как последний играет футболиста нам ещё предстоит узнать, а фот Фокин, надо сказать, с задачей справился на две трети. Что касается взаимоотношений с людьми, футбольной работы вне футбольного поля – там Фокин выглядит достойно. Но когда он встаёт в рамку – без слёз не взглянешь. Поза, которую он принимает на поле, больше похожа на позу вратаря-бота из «Pro Evolution Soccer», причём так пятнадцатилетней давности. Да, в общем-то её вратарь принимать может, но не каждый раз. Да и потом, в этой позе ему не хватает уверенности – даже когда Фокин играет уже зрелого профессионала. Есть предположение, что Фокин никогда не играл в футбол, или играл настолько мало, что в воротах никогда не бывал. Интересно, он хотя бы хронику просматривал? Человек-Яшин у него получился, а футболист-Яшин – не очень. Спасает тот факт, что Фокин весьма похож на Льва Ивановича .

Надо сказать, что футбол в этом фильме выглядит как постановочный танец. Да, согласен, моменты некоторых матчей надо повторить побуквенно, но в целом футбол – играя живая и динамичная, а футбольным духом там пахнет весьма маловато. Почему бы постановщику не пойти по пути того же «Тренера» или «Матча» – и просто заставить актёров массовки играть в футбол? Тут даже «слоумо» не потребуется, а выглядеть будет весьма правдоподобно – не подкопаешься.

В остальном фильм смотрится визуально приятно. Не знаю, конечно, насколько правдиво получилось воссоздать интерьеры и артефакты тех времён, но я как зритель, в тех годах не бывавший – верю. В конце концов есть много свидетелей той эпохи, и я надеюсь, что художники взяли у них хотя бы одну консультацию. Однако же есть эпизоды, снятые с использованием хромакея, и они выглядят несколько топорно, хотя в целом передают антураж советского бытия.

Сюжетная часть фильма немного подкачала. Сюжет, конечно, выдержан, но есть предположение, что это опять покромсанный сериал. У того же антагониста тут всего два эпизода, а он, как видно, отчего-то питал ненависть к Яшину, солил ему всю жизнь, а ещё у него был отец – и с ним тоже взаимоотношения весьма интересны. Но в угоду главному герою антигероя вырезают, оставляя ему настолько мало экранного времени, что задумываешься – а зачем оно вообще? Так же, что интересно, в фильме показана тема курения – ведь все мы знаем, что Льва Ивановича сгубило это пагубное пристрастие, он дымил как паровоз, из-за него он лишился ноги, а в последствии – жизни. Но тема эта освещается невнятно, и без осуждения, хотя в его конкретном случае это как раз-таки просто необходимо, и я как поборник ЗОЖ, весьма этим опечален: общественное отношение к никотину как к наркотику до сих пор весьма лояльно. Возвращаясь к сюжету скажу, что несмотря на рваную динамику по отношению к сериальной версии, в театральной в общем-то удалось показать весьма интересный жизненный путь Яшина, народную любовь к нему, народный гнев, а всё лишнее – выкинуть и оставить за кадром. В целом могу сказать, что фильм, несмотря на все недостатки, получился живой, интересный, но не шедевральный. Кстати, в нём антисоветчины (почему каждый раз приходиться об этом вспоминать?) совершенно нет, но это я ещё не видел сериальной версии – возможно, её оставили вместе с антагонистом, и там она появиться. Одним словом, яростно рекомендую данный фильм, он понравиться не только любителям Советского Союза, но и любителям спорта, как футбола в частности, так и спорта вообще.

Брестская крепость

реж. Александр Котт , прод. Игорь Угольников.

Всё откладывая просмотр фильма до лучших времён, я и не заметил, как наступил юбилей данного фильма. А тем временем прошло десять лет – и только недавно я смог в полной мере оценить данное творение кинематографа.

Нельзя конечно сказать, что фильм идеален. Но пока – это одно из лучших, что пока есть в нашем постсоветском кинематографе. На первое место я не могу поставить эту картину – но, может, это всего лишь из-за того, что впечатления от прочих фильмов не столь зрелы. Ту же «Звезду» или «В августе 44-го» я смотрел будучи подростком, не совсем понимая, как строятся произведения и ещё не нахлебавшись шаблонов досыта.

А вот «Брестская крепость» шаблонами полниться. Всё начинается с танцев и постановочных фото – сцен, где все счастливы – они должны олицетворять мирную жизнь и полную неожиданность войны. Один из главных героев так в письме и говорит: «Войны не будет». Тут я должен сделать тяжёлый вздох и с укоризной посмотреть на авторов поверх очков. Неужели они и правда думают, что советские люди, особенно военные, на сто сорок шесть процентов были уверены, что война не придёт в их дом? Знали, и ещё как – иначе не готовились бы, не проводили штабных игр с условным противником, вторгающимся через Белоруссию и Украину, не использовали агитацию для гражданского населения и прочая, и прочая… Знаете, есть такой клюквенный приём в псевдоисторических произведениях, когда советских выставляют как завоевателей, желавших покорить всю Европу – он мне не нравиться. Но приём, лежащий на другой стороне весов, выставляющих советских как наивных простачков, не верящих в войну, не нравится мне точно также. На самом деле войны ждали все – осталось лишь понять, кого Гитлер захочет съесть первым: Советский Союз или Британию. Особенно это выглядит логически невыверенно, когда другой лейтенант на приёме у ососбиста даёт расклад на случай нападения гитлеровцев. Вряд ли письмо жене пишется для возможного предотвращения паники – кинематографические приёмы в той сцене вполне однозначны. Ну и если брать по мелочи, то начнётся: клуб художественной самодеятельности, диверсанты у крепости, которых, по последним данным не было, гвозди в подошвах – с квадратными или круглыми шляпками, и прочее, прочее, прочее…

О боевых действиях хотелось бы упомянуть отдельно. Технически здесь всё на достойном уровне, взрывы, бомбы, выстрелы, массовка – всё это, если можно сказать, радует глаз. Но только в том случае, если вы в боёвке ну совсем профан. Хронология столкновений до зубной боли хрестоматийна от чего превращается в набор всё тех же клише. Здесь могу только рекомендовать лекции Ростислава Алиева о штурме крепости – человек работал с немецкими документами, а они восстанавливают картину поминутно (https://www.youtube.com/watch?v=PVkwgUvd67k&t=845s, https://www.youtube.com/watch?v=Kr9mrhw3qXM&t=2s). Но даже если предположить, что ради художественной правды что-то пришлось изменить, то уж не превращайте солдат в пушечное мясо. И если в антисоветчине это называется «закидать трупами», то в засоветчине это называется «грудью на амбразуру». Итог-то в общем один и тот же. Складывается впечатление, что бойцов и вовсе не учили тактике ведения боя – даже укрытия не используются, а уж их там навалом – воронки, перевёрнутые автомобили, поваленные деревья, куски стен. Зато мясо летит во все стороны – впечатлительным людям лучше этот фильм не смотреть. Сцену, когда солдаты делают попытку прорыва смотреть просто больно. Признаюсь честно: я не специалист по тактике, но я считаю, что снайпера можно использовать для подавления пулемётных гнёзд, гашения прожекторов и выведения из строя офицеров, а выдвинутая фашистами пулемётная точка должна быть взята тихо сапой небольшой группой опытных солдат с использованием гранат, под прикрытием темноты, и учитывая движения прожекторов. Но нет! Снайпер лупит по всем подряд, а бойцы прут на пулемёт толпой – им даже не хватает ума залечь и подавить гнездо дружным стрелковым огнём. Ну и в конце, когда гитлеровцы сбрасывают ту самую бомбу, положившую конец осаде – даже та у киноделов попадет мимо реальной цели, оставив нетронутыми цели настоящие.

Но драматургически здесь всё правильно. Главный герой, совсем юный подросток, потерявший отца, вместе со всеми вносит посильный вклад в оборону. Кроме того, у него есть и любовная линия, да и та обрывается трагически, а кроме прочего в ленте представлено очень много побочных линий второстепенных героев, раскрытых достаточно хорошо. Да, и следует отдельно заметить: НКВДшники – не лютые крововпийцы, и не стреляют своим в спину. Они стреляют в фашистов, и кладут волчар пачками, и в конце – все как один – погибают за Родину.

Но и конечно же! Нельзя без очернения советского строя и реверанса в сторону ужасов репрессий. Почему-то история майора Гаврилова – одного из второстепенных героев – в самом конце перевирается, и вместо фильтрационного лагеря упоминается лагерь ГУЛАГ, а о дальнейшей судьбе ничего не рассказывается. Да, у него была сложная судьба, но человек в итоге получил звезду героя и до самой смерти прожил в соответствующем статусе. И если уж на то пошло, то расскажите о прототипе главного героя, его звали Пётр Клыпа – как после войны он оступился и встал на скользкий путь бандитизма, очернённый смертью двух человек. Но ведь даже и это не помешало ему быть героем всю жизнь, и дать своё имя пионерским дружинам. Но об этом молчок.

Какой вывод я делаю? «Брестская крепость» – фильм средний, отчаянно пытающийся стать хорошим. За сюжетную драму и техническую составляющую ему можно поставить отлично, но за странную антисоветчину в финале, обилие посконных штампов и весьма неважнецкую тактику боевых действий балл неумолимо снижается, а фильм превращается в некоторое подобие агитации. Да, на фоне всякого откровенного дерьма он смотрибелен, но советским фильмам о войне он проигрывает вчистую.

Немного о продуктивности

Когда страну посадили на домашний арест, в готовящемся сейчас произведении было пятьдесят тыс. знаков. Сейчас — сто двадцать тысяч. Совершенно не надеюсь, что дотяну до четырёхсот, а воды лить не хочется. Но посмотрим, куда кривая выведет. Кстати, о скорости. Все же знают эти мемасы с Кингом и Мартином, где Мартин удивляется, как мол, можно так быстро писать. Ну так вот я ощущаю себя немного Мартином, когда оцениваю свою скорость. Нормально сравнил, да? Ну так надо равняться на лучших.

Если кому интересно, в разработке — славянское фентези. Фентези, кстати, никогда не читал, смотрел только фильмы. Пытался, правда, начать «Странствия Кукши», но там какой-то совершенно для меня нечитабельный стиль, поэтому я бросил. Слышал так же, что славянское фентези — задача сложная. Но я как-то сложностей совершенно не заметил. Есть нюансы стиля, я бы так это назвал.

В общем, работаем.